CNews Cloud: Облачные сервисы
Статья

Как зря не потратить деньги на цифровую трансформацию

ПО Бизнес Телеком Интернет Интеграция ИТ в банках Аутсорсинг Облака Конференции Цифровая трансформация
, Текст: Наталья Рудычева

Для того, чтобы деньги, выделенные на цифровую трансформацию, не оказались выброшенными на ветер, надо четко определиться с целями, заручиться поддержкой руководства, вдохновить своими идеями людей и, конечно, выбрать адекватные инструменты. Как это сделать на практике, обсудили участники секции «Цифровая трансформация» CNews FORUM 2021.

Вячеслав Солопов: Цифровая трансформация идет методом «тыка» или «проб и ошибок»

Пока цифровая трансформация происходит крайне неравномерно и неструктурированно. Необходимо концептуальное, научно обоснованное видение цифровой трансформации экономики. Государственную деятельность, прежде всего, законодательную, нужно в цифровой формат. И повышать уровень цифровой грамотности, говорит Вячеслав Солопов, директор по консалтингу «Консист Бизнес Групп» (группа ЛАНИТ).

CNews: Какие ИТ-решения вы считаете наиболее важными для создания цифровой экономики?

Вячеслав Солопов: Когда мы говорим про цифровую экономику (ЦЭ), правильно говорить о типах и видах цифровых взаимодействий. Их, как нам кажется, не менее 16 (если говорить про простые типы).

При этом можно выделить четыре стороны цифрового взаимодействия. Первый – физические лица, так или иначе участвующие в цифровых отношениях. Следующий – бизнес, далее – государство. И добавился еще четвертый сегмент — это системы или платформы, которые теперь существуют как самостоятельный участник взаимодействия с первыми тремя сегментами. Получается некоторая матрица пар цифровых взаимодействий. Также правильно анализировать и направления такого взаимодействия. Например, обращения граждан в сторону государства отличаются от обращений государства к гражданам, поэтому важно выявлять еще и инициатора таких отношений.

Отметим, что тренды развития сегментов различны, и достижения в эффекте от цифровизации также отличаются. Например, цифровизация сегмента отношений физических лиц быстро развивается, так же как и сегмент взаимодействия физических лиц с бизнесом. Это легко коммерциализуемые сегменты, и здесь есть свои тренды. Мы уже научились переводить друг другу деньги, отсылать фотографии и т.д. Важным этапом развития этих сегментов будет не наращивание функциональных сервисов, а развитие технологий безопасности, защиты персональных данных, предупреждения киберпреступлений.

Если говорить про взаимодействие государства с государством, следует отметить тенденции развития цифровых законов и сервисов их исполнения. Речь идет именно о машиночитаемом законе. Простейшим прототипом такого закона являются смарт-контракты. Важно, чтобы такие законы можно было обрабатывать цифровым образом, чтобы машина могла его исполнять. Однако, как только такие артефакты появятся, качество написания и тестирования законов станет во главу угла.

Но на мой взгляд, критическим сегментом для развития действительно эффективной цифровой экономики является выстраивание экосистем для взаимодействия бизнеса в рамках цепочек создания ценностей. Такие платформы и экосистемы только начинают появляться, но пока в очень малом количестве и на строго ограниченном объеме взаимодействий.

Это иллюстрирует пример хорошо работающего процесса, когда ты заказываешь товар у бизнеса, где полностью цифровым образом выстроена цепочка поставки, доставки, контроля и т.д. Прямая цепочка хорошо работает, но если ты хочешь вернуть интернет-заказ обратно, то этой цепочки в цифре уже нет. И процесс снова становится хаотичным. Это происходит потому, что в первом процессе за это платит бизнес – это его прямые заработки, а второй процесс развивается по остаточному принципу.

Платформ, цифровой среды, которая бы управляла этими связями, пока нет. Мы в самом начале этого пути. При этом процессы уже переехали в цифру, а законы, по которым они работают, пока остались на бумаге.

CNews: Как на практике развивается цифровая трансформация в России?

Вячеслав Солопов: Трансформация происходит крайне неравномерно и неструктурированно. Этот процесс напоминает решение задач методами обыкновенного «тыка» или «проб и ошибок». Такие методы в итоге, конечно, позволяют добиваться некоторых результатов, но у них есть один большой недостаток – несистемность результатов.

Конечно, если говорить про банковский сектор в России, то он сделал огромный скачок. Банковские технологии очень далеко шагнули в цифру. Также трансформация плотно вошла в сферу услуг. Например, мы давно не задумываемся, как вызвать такси. Интересными темпами развивается трансформация логистических компаний, работающих с физическими лицами. Все уже неплохо переведено в цифру, и большую часть можно отслеживать, и на каждом этапе есть механизмы взаимодействия.

А вот трансформация производства пока не соответствует основному тренду. И тут целый ряд причин. Объективно, производственные компании медленнее перевооружаются, сложнее меняют процессы. Нужны большие вложения ресурсов. Есть успешные проекты, но они, скорее, исключение из правил. Конечно, не хватает ресурсов и, прежде всего, финансовых на такие проекты. Объем вложений на трансформацию в производстве и в сфере услуг абсолютно не сопоставим.

Другим важным элементом трансформации является стандартизация. Основной эффект от цифровизации — это выстраивание цепочек создания ценности для конечного потребителя. В этой цепочке может быть не один десяток поставщиков. И все они должны взаимодействовать в рамках определенных стандартов, говорить на одном языке. А вот этого языка (стандарта) пока нет. И каждая пара участников договаривается между собой, и в результате мы получаем игру в испорченный телефон.

Таким образом, сейчас развиваются по факту только сегменты двух типов: либо где есть быстрая коммерциализация процессов трансформации, либо где государство вкладывает большие ресурсы – госуслуги, взаимодействие государства и бизнеса, государства и граждан, цифровизация госуслуг. Эта деятельность организована. А вот каждому отдельно стоящему предприятию ЦТ дорога и невыгодна в коротком периоде. Рыночные механизмы здесь играют против этих процессов. Только те, у кого накоплена достаточная финансовая подушка и кто способен извлечь выгоду из ЦТ, готовы делать это сами. Но если говорить в целом, то, безусловно, нужна и организация, и поддержка со стороны государства.

CNews: Какие усилия надо предпринять для того, чтобы ускорить процесс цифровой трансформации?

Вячеслав Солопов: Первое, и, наверное, самое сложное: нужно дальше переводить государственную деятельность, прежде всего, законодательную, в цифровой формат. Тогда исполнение законов будет возможно в цифровом виде.

Второе направление связано с тем, что нужно концептуальное, научно обоснованное видение цифровой трансформации экономики. Оно должно быть основано на серьезных всесторонних научных исследованиях различных сегментов экономики цифровых отношений.

Объем научных исследований в области ЦТ в России пока еще недостаточен. Изучение, обобщение мирового опыта, просто перевод описаний успешных проектов с иностранных языков на русский и создание ресурсов, которые бы позволяли понимать, где какие достижения сделаны, где какие технологии используются и являются более или менее современными, уже дали бы огромный толчок. Сбор базы знаний, на наш взгляд, происходит пока гораздо медленнее того, что происходит сейчас в жизни. А значит, опережающего фактора науки здесь нет.

Любой прорыв в экономике предвосхищается большим научным прорывом. Такова история появления всех новых технологических укладов.

Важно отметить третье направление усилий — это цифровая грамотность. Образование в области цифровизации сейчас особенно необходимо. Прежде всего, нужно проводить подготовку управленческих кадров, при этом важно обеспечивать и общий уровень цифрового образования, так как без него все процессы трансформации будут обречены на низкую эффективность или на медленное затухание.